Три немецких вопроса. Три русских ответа. В беседе с Андреем Выползовым.

Три немецких вопроса. Три русских ответа. В беседе с Андреем Выползовым.
Андрей Выползов, калининградский журналист, главный редактор информационного портала „НьюсБалт“ отвечает на запросы „Калининград-Домиций“ по трем актуальным вопросам, которые интересуют как калининградское, так и немецкое общество. Речь идет о Доме Советов, пирамиде и самой большой немецкой надписи в Калининградской области.
 
 
Уве Нимайер: Халло и привет из Калининграда! Я стою перед Домом Советов, известным домом в Калининграде, и рядом со мной собеседник, с которым я хотел бы обсудить два, три, четыре вопроса, которые, возможно, представляют интерес для многих немцев. Если хотите, послушайте нас. Мой собеседник - Андрей Выползов, калининградский журналист, который много лет занимается общественными проблемами.
 
Добрый день, Андрей. Скажите, где мы находимся и зачем мы сюда приехали?
 
Андрей Выползов: Мы находимся у символа российского города Калининград – Дома Советов. И приехали сюда по той простой причине, что на прошлой неделе появились серьёзные заявления руководства региона о том, чтобы это здание снести, демонтировать.
Лично я выступаю резко против такого решения, называю его поспешным, поскольку это памятник истории. Когда рядом с Домом Советов раньше находился замок Кёнигсберг, все его также считали памятником истории. Я сейчас не буду судить о том, правильно или нет были снесены руины замка, но если бы это было целое здание, не разбомбленное английской авиацией, то, по моему мнению, вопрос его сохранения руководством Советского Союза  решался бы по-иному. Сегодня Дом Советов – также памятник истории. И если мы сносим свой памятник истории, то это, на мой взгляд, историческое преступление. То же самое делают власти Польши, которые сносят памятники своей же истории. Неважно, что это памятники солдатам Красной армии, они были установлены на деньги польского государства и созданы польскими скульпторами. И мы сейчас уподобляемся Иванам, не помнящим родства.
 
Теперь что касается аварийности Дома Советов – как говорят наши власти, главной причины сноса здания. Если мы посмотрим немножечко правей, то увидим Кафедральный собор – восстановленный и работающий. Немецкие граждане, родственники которых проживали в Восточной Пруссии, наверняка, знают имя военного строителя Игоря Одинцова, который по личной инициативе начал возрождать Кафедральный собор. Так вот, когда от Кафедрального собора стояли только стены, то по суровым советским законам градостроительства – это был до такой степени аварийный объект, что его нужно было уж точно снести. Но отстроили, всё создали, провели канализацию, сделали усиление стен, крыши. Но неужели это здание Дом Совета, которое прочнее слабого собора в тысячи раз, нуждается в сносе? Наверное, приведение Дома Совета в порядок стоит денег, но на то это и памятник истории, который нужно восстанавливать пусть не за год, не за два, а за десять лет.
 
Уве Нимайер: Но что мы можем сделать сейчас, если уже есть решение, или почти решение, снести здание. Если я правильно понял, часть общества против? Часть общества хочет, чтобы Дом был в конце концов достроен. Так что же можно сделать?
 
Андрей Выползов: Моё скромное мнение – Дом Советов нужно реновировать. Есть уже проекты в интернете. Пусть это будет некий частичный демонтаж фасадов, некое облегчение конструкции на несколько десятков тонн. Но здание нельзя разрушать. Потому что, если мы его снесём, мы снесем памятник истории нашей страны, и за это будет историческое наказание. Очень серьезное. Это такие метафизические вещи, которые не пощупаешь, но на планете Земля всегда, когда сносили исторические памятники, то общество, народ получали за это наказание.
 
Уве Нимайер: Андрей, зачем мы сюда ехали? Я вижу, здесь стоит пирамида. Своим немецким зрителям я уже объяснил, где мы находимся, что это старый казарменный комплекс. Здесь стоит пирамида, и я даже вижу часть древнего немецкого надгробия. Так зачем же мы сюда приехали?
 
Андрей Выползов: Я хотел показать немецким зрителям, как Россия заботится о немецкой истории. Есть сплетни в «Фейсбуке» о том, что якобы русские – варвары, разрушают в Калининграде, бывшем Кёнигсберге, немецкие здания, памятники и так далее. Всё это вымыслы. Вот яркий пример: мы видим памятник солдатам кайзеровской армии времён Первой мировой войны. Фактически это памятник нашим противникам, поскольку мой прадед воевал в Первую мировую войну и сражался с немцами. Но тем не менее, памятник взят на учёт российского государства. Он отреставрирован, сделана площадка, поставлены знаки о том, что этот памятник охраняется. Тем самым иностранцы, немцы, приезжая сюда, видят, что мы не занимаемся актами вандализма по отношению к памятникам, как это делают поляки, уничтожая на своей территории памятники солдатам других армий.
В целом это такой немецкий уголок Калининграда, куда, на мой взгляд, следует приехать любому туристу. Вы видите бывшие казармы Радзивилловского сапёрного полка Германии, они сохранены, сделан ремонт крыш. Здесь же сохранились немецкие надписи, которым свыше 100 лет. Их также никто не уничтожает.
 
Мы видим, что сохранилась немецкая надпись: «ФамилиенВонХаус», где жили солдаты, на тот момент вражеской нам армии. На этой стороне тоже сохранилась аббревиатура какого-то германского полка. Видите, идет реставрация. Мы сохраняем немецкие здания, а также преображаем инфраструктуру.  
 
Мы видим на плакате написано, что это «Национальный проект: жильё и городская среда». И здесь важное слово, на мой взгляд, - национальный. То есть народный. Получается, для нас немецкие дома не являются «немецкими», чуждыми домами. Это наше, если хотите, национальное достояние.  
 
Если мы посмотрим на этот же дом с обратной стороны, то мы увидим многочисленные следы от снарядов, от пуль при штурме Кёнигсберга. Очевидно, это стреляли наши солдаты Красной армии, штурмуя немецко-фашистскую временную крепость. Очень важно, на мой взгляд, это сохранить, потому что уже прошло 75 лет, но когда мы смотрим на эти следы от пуль, то понимаем, что война – это событие, которое произошло не прошлом веке, а вот она – сегодня. Мы всё это видим. Это тоже своего рода памятник истории для последующих поколений. Чтобы они видели воочию, насколько это страшно – война.
 
Уве Нимайер: Что мы можем ответить немцам, которые едут сюда и говорят, что русские не делают ремонт. Почему они показывают следы войны, когда она как уже закончилась 75 лет назад? Следует сделать ремонт, многие будут так дискутировать.
 
Андрей Выползов: Будут дискутировать, но надо помнить, что мир в Европе, как минимум 30 лет после войны, был достигнут благодаря тому, что те политики помнили ужасы войны. А когда их дети и внуки, не знающие, что такое война, сегодня пришли к власти, то они думают, почему бы не начать войну. А вот такие вещи (следы от пуль) – напоминание, что случится, если произойдут даже какие-то локальные военные действия.
 
Уве Нимайер: Наше третье место, которое мы посещаем сегодня, находится на Литовском Валу. Здесь расположен крепостной комплекс „Бастион Грольман“. Что здесь интересного для моих немецких зрителей?
 
Андрей Выползов: Я хочу развеять ещё один миф о том, что в Калининграде закрашивают немецкоязычные надписи. Мы видим, пожалуй, самую гигантскую немецкоязычную надпись, которой уже свыше 80 лет – «Бастион Грольман». Никто её не закрашивает, потому что эта историческая надпись. Она как раз показывает и нам, и будущим поколениям о том, кто здесь раньше жил, трудился и так далее.
Комментируя подобные немецкоязычные надписи, то есть надписи на не родном языке, я хочу провести параллель с Германией. Сегодня я общаюсь с членами партии «Альтернатива для Германии» и вижу, что они борются за чистоту родного языка, в данном случае немецкого. Они говорят, что чужая культура, в их случае арабская, переформатирует мозги у молодых немцев. И «Альтернатива для Германии» пытается достучаться до людей, до властей, чтобы не было, например, арабскоязычных надписей в Германии. Точно также мы в России боремся, чтобы не было современных немецкоязычных, англоязычных надписей, вывесок, потому что это чуждая культура. Мы должны всё-таки хранить свою культуру, свой родной язык. Но мы ничего не имеем против исторических надписей, на каком бы языке они не были написаны. Потому что это история народа, в данном случае немецкого.
 
Уве Нимайер: Ну, что еще остается сказать? Спасибо Андрею за ответы на вопросы. Думаю, это заинтересует немцев. Еще раз большое спасибо.

 

Reklame

Kommentare ( 0 )

Um zu kommentieren, müssen Sie sich registrieren oder einloggen.

Autorisierung