Отъезд дипломата – вопросы остаются открытыми.

Отъезд дипломата – вопросы остаются открытыми.

МОЕ МНЕНИЕ ... с немецким акцентом, - комментарии к российским экономическим, политическим, культурным и общественным событиям с точки зрения немца. Эта рубрика- моя попытка, обладая некоторыми знаниями  БЛОГГЕРА, в более понятной форме доносить до немецкого читателя  порой не простые взаимосвязи российской действительности.

Отъезд дипломата – вопросы остаются открытыми.

Дипломаты всегда живут на “чемоданах”. Государство, отправляющее дипломатических представителей, дает им возможность три, иногда четыре года, в исключительных случаях еще дольше оставаться в одном и том же месте - если это соответствует служебной необходимости и личным предпочтениям. Иногда, однако, это также решает государство, дальнейшее  пребывание дипломата не имеет "смысла".

В Генеральном консульстве Германии в Калининграде это не первый случай, когда немецких сотрудников увольняют досрочно вопреки первоначальному плану. Первый случай у нас произошел в 2005 году. С того момента, как Генеральное консульство обосновалось в Калининграде, не прошло и года. Тогдашний случай был связан с "внутренними" взаимоотношениями, то есть вещами, которые, действительно, касались только Генерального консульства и представляли для российских граждан только очень умеренный интерес. Теперь еще один, довольно высоко стоящий в иерархии немецкий чиновник, покинул досрочно Калининград, хотя в начале 2014 года вице-консул по вопросам культуры и прессы Даниэль Лисснер планировал продлить свое пребывание, по крайней мере, еще на один год. Но все вышло иначе. Причины этого мы освятили на прошлой неделе в двух статьях на нашем портале.

Но вопросы остаются открытыми!

Обычно кадровые изменения в Генеральном консульстве Германии не представляют интереса. Один сторонник классического коммунизма в 1945 году как-то сказал:

"Дипломаты приходят и уходят - русский народ остается," ... ну, или что-то в этом роде.

Но отъезд Даниэля Лисснера - немца, с которым   наше информационное агентство лично хорошо знакомо, вызывает некоторые вопросы и заставляет задуматься.

Даниэль Лисснер приехал к нам из Польши, где он работал в качестве уполномоченного по экономическим вопросам в Генеральном консульстве Германии во Вроцлаве. Своих симпатий к Польше он никогда не скрывал - он идентифицировал себя со страной, которая оказала ему гостеприимство и предоставила работу в качестве дипломата, и с там проживающими  людьми. И позже он поддерживал интенсивные контакты, и не только с польским консульством в Калининграде. Он – опытный, с многолетним стажем работы, способный к языкам, работающий с отдачей немецкий чиновник – такое впечатление он произвел на меня лично в течение первых двух лет нашего знакомства, мы часто с бокалом вина обменивались мыслями и мнениями, даже после закрытия ресторана. По сущности, он был из нас двоих всегда „более спокойный, благоразумный“, который давал мне достаточно пищи для размышлений, приводя объективные аргументы. Он был тем, кто близко познакомил меня с консульством Германии, после того как я после некоторых неприятных моментов решил для себя держаться подальше от немецких государственных учреждений за границей. И он был тем, кто сглаживал даже „межличностные недоразумения“. И, в конечном счете, он был тем, кто, по крайней мере, косвенно подтолкнул меня проявить инициативу в качестве соорганизатора „Встреч немецкоговорящих в Калининграде“.

Его поведение изменилось в начале 2014 года -- он стал „недипломатичным “ и потерял ценимую мною объективность. Что же случилось? Я до сих пор не имею никакого  представления.

И таким образом, вопросы остаются открытыми.

События вокруг Украины, действия России, конечно, являются предметом обсуждения для многих людей в мире. Но задачей дипломата за рубежом в первую очередь заключается в том, чтобы быть дипломатичным, а собственное мнение можно позволить себе лишь тогда, если оно либо совпадает с официальными заявлениями его страны, или, но если это не так, он оставляет свое мнение при себе. И его выступление в Немецко-Русском доме 28 августа 2014 было провокационным и не соответствовало мнению "официальной Германии" - не так ли?

Таким образом, вопросы остаются открытыми.

Или это выступление было все-таки, возможно, спланированным? Не происходит ли  согласование в Генеральном консульстве публичных выступлений сотрудников в России – особенно в это немного напряженное время? Или немецкий дипломат не «дал на  благословение» свою речь? Был ли это тест, как отреагируют российские немцы на призыв покинуть Россию десятками тысяч, в конечном итоге сделать так, как члены семьи президента Российской Федерации, главы МИД России и Калининградского мэра? Я читаю между строк в речи сотрудника Генерального консульства Германии даже призыв к гражданскому неповиновению - но, может быть, я только сверхчувствительный!

Во всяком случае, многие вопросы остаются открытыми.

„Инцидент“ случился 28 августа 2014 года, таким образом, около трех месяцев назад. И только сейчас «инцидент» вызывает дискуссию. Почему так поздно? Хотела Россия дать немецкой стороны шанс, это происшествие разрешить  „между собой“? Обычно такие выступления заканчиваются тем, что „посла “ вызывают или лицо объявляется „персоной нон Грата“. Все этого не произошло. Сотрудник покинул страну, Германия получила шанс решить эту проблему, сохранив лицо.

Но вопросы остаются открытыми!

Как бы отреагировали в Германии, если бы  русский сотрудник консульства выступил бы с подобной речью против Германии? Предположительно, аудитория не была бы робка, растеряна и шокирована, как это произошло, со слов главы Немецко-Русского дома, в Калининграде. Свист и демонстративный уход с мероприятия были бы по меньшей мере, а на следующий день заголовки в газетах. Но ничего из того не произошло в Калининграде. Все "держали язык за зубами". Русский человек, кажется, имеет другое понимание культуры во взаимоотношениях. Таким поведением Россия избежала официального дипломатического скандала - скандал рождается только в средствах массовой информации и, вероятно, будет через несколько дней забыт, т.к. Генеральное консульство Германии в Калининграде в не играет особо важной роли.

Но другие вопросы остаются открытыми.

Сотрудник Даниэль Лисснер пренебрег дипломатическими традициями в принимающей стране. Моя интуиция подсказывает мне, что, возможно,  такому сотруднику нужно было предоставить шанс обрести покой в Берлине, в МИДе, и тогда, возможно, через два или три года дать ему возможность вернуться к работе в иностранном представительстве. Но этого не произошло. Он был переведен в Киев. Опасность допустить там промах относительно мала, так как он работал там десять лет назад  в посольстве Германии, - но его персона также и здесь становилась темой в немецких СМИ:


.

И его чувства к Украине, вероятно,  более позитивны, чем чувства к России. Предположительно, поэтому он был отправлен в начале этого года в командировку в Донбасс, чтобы проинформировать своего работодателя, что на самом деле происходит на востоке Украины. Поэтому его перевод в Киеве имеет определенный смысл. В каком качестве он теперь в немецком посольстве, этого мы еще не узнали - возможно, «сотрудник по политическим вопросам» или "второй секретарь".  Ну, поживем - увидим ...

Но еще вопросы остаются открытыми!

Что произошло бы, если бы господин Лисснер официально озвученные аргументы в Немецко-Русском доме представил бы в нашем клубе "Встреч немецкоговорящих в Калининграде"? Здесь каждую  среду собирается разношерстная публика - немцы, русские, иногда швейцарцы и голландцы, бизнесмены, туристы, студенты, учителя, российские госслужащие и немецкие дипломаты. Но на самом ли деле приходят к нам немецкие дипломаты? Или приходят Фриц Мюллер и Павел Шульц к нам, потому что они вечером просто хотят после напряженной консульской работы выпить немного пива, поесть клопсов и немного поговорить?

Foto: Trefftisch Deutschsprachiger in Kaliningrad

 

И как же тогда мы должны оценивать высказывания этих посетителей? Имеет ли терпимость предел? Мы - гости в этом гостеприимном российском кафе, и никто не против того, что люди высказывают свое  мнение. И когда немец считает, что Путин - плохой президент, он может это сказать, но он также должен быть в состоянии обосновать это объективно. Я, например, считаю, что Путин хороший президент, но его представитель в Калининграде - т.е. губернатор Калининградской области, не хороший губернатор. И я об этом говорю и пишу в течение четырех лет объективно и  обоснованно, и ничего не происходит - я частное лицо. Где точка предела толерантности, до которой сотруднику Генерального консульства позволено дойти, чтобы не быть приглашенным на интервью к владельцу ресторана из-за допустимости антироссийской пропаганды? Как бы я себя вел в качестве соорганизатора за столом, если бы сотрудник Генерального консульства (...предположим...) распространял, что замена Путина на посту президента может случиться быстрее, чем некоторые об этом думают? Или, если (...предположим...) он утверждал бы, что определенное калининградское СМИ в интернете, публикующее материалы на немецком языке,  является отделом пропаганды российского правительства? Я могу позволить себе такую роскошь услышать такие вещи и проигнорировать.

Но очевидно одно: Мы - немцы, и мы являемся гостями в России - один с визой,  другой-с дипломатическим паспортом и третий - с видом на жительство. И в качестве гостя у нас есть права, но и обязанности. И в обязанности не входит, обижать хозяина или вмешиваться в его семейные дела. В противном случае, может случиться так, что вероятность лишиться статуса гостя наступит быстрее, чем некоторые об этом подозревают.

Reklame

Kommentare ( 0 )

Um zu kommentieren, müssen Sie sich registrieren oder einloggen.

Autorisierung